Вышел в свет июньский номер федеральной просветительской газеты «Татарский мир» №6 (6377) 2015, в котором опубликовано интервью с председателем РОО «Татарский национальный центр Московской области» Фуадом Фейзрахмановичем Султановым. Приводим его полный текст и ссылку на оригинал.

Имя Фуада Фейзрахмановича Султанова знакомо многим татарам Москвы и Подмосковья. Он не просто основатель Татарской автономии Домодедово, он олицетворение того, каким должен быть человек с активной жизненной позицией, неравнодушный к судьбе своего народа. загибать пальцы, перечисляя его должности и заслуги можно долго. Будучи успешным бизнесменом, он возглавляет московский Торговый дом «Татарстан», является депутатом Совета депутатов городского округа Домодедово, заместителем председателя Духовного управления мусульман Московской области, одним из заместителей председателя общественной организации «землячество Татарстана»... Отставной военный, капитан первого ранга, он никогда не боялся начать жизнь с нуля, не боялся принимать решения и нести за них ответственность.

 

- Фуад Фейзрахманович, зачем вам успешному бизнесмену, взваливать на себя общественную работу, и каким образом вам удается все совмещать?

- Жить в обществе и быть свободным от общества нельзя. Ни один бизнес не может существовать в вакууме, вне общественно-политической среды. Любой бизнесмен должен быть социально ответственным. Понимание этого появилось в нашем обществе не сразу, но все-таки появилось – достаточно взглянуть на успешных деловых людей, которые сейчас ведут большую общественную и благотворительную работу в стране. В свою очередь социальные проекты невозможны без финансов, поэтому приходиться крутиться. Я привык с детства много работать. Встаю в шесть утра, ложусь не раньше полуночи, у меня давно нет выходных. Хорошо если случается отпуск недельки две. Пока есть силы, надо работать, вот выйду на пенсию, тогда заживу по-стариковски буду копаться в огороде, чаще посещать мечеть...

- 13 лет назад вы зарегистрировали Татарскую национально-культурную автономию Домодедовского района. Во имя каких целей создавалась эта организация?

- Чем старше человек становится, тем больше начинает тянуться к своим корням. Это чувство сложно объяснить рационально. Наша семья родом из Дрожжановского района Татарстана. Бабай Иниятулла со стороны отца был участником Первой мировой войны. Когда вернулся с фронта, в семье появился первенец Хидаят. Он потом стал известным актером, Хидаят Султанов всю жизнь прослужил в труппе Камаловского театра. Затем родился мой отец Фейзрахман. Бабай был настоящий труженик, а кто хорошо работал – тот хорошо жил. Грянула революция. Прибежали голодранцы со словами: «Мы все у тебя отберем и посадим в тюрьму». Нашей семье пришлось бежать в Азербайджан. Бабая со стороны матери Атауллу я почти не помню. Знаю, что он тоже был крестьянином и также вынужден был бежать из родных мест, спасаясь от раскулачивания. Во время Великой Отечественной войны он получил тяжелое ранение, так и не оправился после него и довольно быстро умер. Мой отец во время войны возил продовольствие и боеприпасы на линию фронта, мама Фатима сопровождала под бомбежками поезда с беженцами, многого натерпелась. Я родился в Баку, но не зря азербайджанцев называют «кавказскими татарами», наши народы очень близки, поэтому тюркская культура дорога мне с самого рождения. Помню эбилярне (бабушек), читавших намаз, помню задушевные разговоры с мамой на татарском языке... Так что создание татарской автономии для меня не какая-то блажь, это дело личное, сокровенное. Важно, чтобы национальная самобытность, обычаи и традиции нашего народа не расплескались, а бережно сохранялись. Первое время было трудно. Но ничего, мы справились.

 

- Сейчас Татарская автономия Домодедовского района считается одной из самых крупных в Подмосковье, она объединяет более 2000 человек. Какими проектами вы гордитесь особо?

- Каждый проект важен для нас по своему. Новым этапом в работе автономии стало открытие первого Татарского культурного центра Московской области, в котором расположен музей истории быта татар, библиотека, музыкальный класс и классы истории и культуры. Автономией организован клуб татарской борьбы на поясах. У нас регулярно проходят музыкально-литературные вечера, посвящённые выдающимся деятелям татарского народа.

- Своеобразная «изюминка на торте» в Домодедово – это празднование Сабантуя, который проходит с таким размахом, что молва о нем идет по всей Москве. В этом году состоится юбилейный, 10-й по счету Сабантуй в районе. Чем порадуете на этот раз?

- Планируется насыщенная программа и очень много новшеств. Пусть они останутся для наших гостей сюрпризом. Это надо видеть своими глазами! 14 июня мы приглашаем всех жителей Домодедово и Москвы к нам на праздник. Традиционно он состоится в Парке культуры и отдыха «Елочки». Надеемся, что юбилейный Сабантуй пройдет красиво!

- Фуад Фейзрахманович, расскажите об опыте взаимодействия автономии с властями. Каково их внимание к этнокультурным организациям? Слышат ли они вас?

- Начиналось все не просто. Но имея терпение и хорошие намерения, всегда можно добиться многого. Именно администрация городского округа Домодедово четыре года назад выделила здание для нашего культурного центра. Мы платим всего лишь символические пять процентов от полной стоимости аренды. Хочу выразить особую благодарность главе округа Леониду Ковалевскому, сити-менеджеру Дмитрию Городецкому, заместителю главы администрации одного из районов округа Елене Добриной и многим другим. В этом году наша автономия планирует начать строительство собственного здания Татарского культурного центра. Землю нам выделила администрация, а на строительство будем привлекать свои средства. Хотим разместить в Центре небольшую гостиницу, потому что к нам приезжает много гостей, которых интересует не только татарская культура, но и секреты экономического роста самого стабильного региона Подмосковья. К нам приезжали главы администрации Сабинского, Тюлячинского, Зеленодольского районов Татарстана. В этом смысле наша автономия выступает еще и посредником в деле сотрудничества между разными регионами страны.

- Многие сейчас жалуются на молодых, говорят, что они пассивны. Удается ли вам привлекать молодежь к работе автономии?

- Да, разумеется. У нас даже создан свой молодежный клуб, который активно участвует в организации и проведении спортивных и культурных мероприятий. Те, кто желает выучить или улучшить свой татарский, ходят в воскресную школу по изучению языка. Есть у нашей автономии договор с Сабинским районом Татарстана о прохождении службы в одной из элитных частей ВМФ Домодедовского района. Сейчас там служит 15 сабинцев, а мы за ними присматриваем. Командование довольно ребятами. Говорят, что они дисциплинированные, целеустремленные и порядочные. Мы стараемся воспитывать нашу молодежь и продвигать самых достойных из них. Мне есть, чем делиться с молодежью.

- Расскажите о своей команде, о людях, с которыми работаете. Что вас объединяет и чем они уникальны?

— Мы сыграны друг с другом, как футболисты одной команды. Начну со своей правой руки, своего заместителя Рашида Аймалетдинова. Я уже давно не вмешиваюсь в его работу и полностью доверяю. Его конек – это татарская национальная борьба «курэш». Другой мой заместитель Феликс Жамалиев отвечает за концертные программы. Алсу Хайруллова руководит ансамблем песни и танца, пишет сценарии для праздников. Ильчин Мустафаев, Ренат Багаутдинов, Наиля Закиева... Помощников много и с ними легко, потому что они всегда сами проявляют инициативу. Я многому у них учусь.

- Недавно вы зарегистрировали Региональную общественную организацию «Татарский национальный центр Московской области». Для чего понадобилась еще одна организация?

- Я объясню. Есть национально-культурные автономии. Они были созданы в 90-х годах, когда у нас остро стоял национальный вопрос. В их задачи входило сохранение национальных традиций. Вроде бы мы уже научились всему – и петь, и плясать, и силой мериться... Но сохранение традиций и обычаев возможно только тогда, когда работает административный ресурс. А чтобы заработал этот рычаг, нужно иметь общественную организацию, которая имеет гораздо больше полномочий для решения социально-экономических проблем. Мы перед собой ставим задачу выдвигать членов нашей организации на выборах в исполнительные и законодательные органы власти. Возьмите, к примеру, Москву и Московскую область. В областной и городской Думах ни одного депутата татарина. Это неправильно. Я считаю, что татары должны быть в высших партийных советах всех лидирующих партий страны. Многие меня критиковали за то, что я состою в ЛДПР. Но поверьте, с Жириновским нужно и можно вести диалог. Если каждый татарин будет говорить своему партийному боссу о проблемах нации, нам легче будет их решать.

- Какая национальная проблема, на ваш взгляд, стоит наиболее остро?

- Меня волнует вопрос о сохранении родного языка, которое невозможно без создания национальной высшей школы. Для решения этого вопроса не достаточно одного лишь человеческого фактора. Для этого нужны законодательные инициативы и государственный подход. Татарский язык должен стать востребованным. Я считаю, что татарам России нужен свой университет, престиж которого был бы сопоставим

с лучшими колледжами Англии и США, где так любят учиться дети наших чиновников. Такой университет стал бы огромным стимулом для развития татарского языка и развернул бы процесс зарождения нового слоя татарской интеллигенции.

- Далеко не у всех такое масштабное видение, как у вас...

- К сожалению, от меня зависит не так много, как хотелось бы. Многие отсиживаются в сторонке. Вот, например, есть такие бизнесмены, которые кичатся знанием татарского языка. «Ну, хорошо, говорю, язык ты знаешь. А что ты сделал для развития татарской нации?». В ответ – тишина. Или есть такие, кто любит порисоваться тем, какой он успешный в бизнесе. «Ладно, говорю, тогда пожертвуй денег на то, то и то. Будет конкретная польза для татар». Сразу сдуваются: активы заложены, куча кредитов, пятое-десятое в общем, денег нет. Самое большее, на что они способны, надеть в пятницу тюбетейку и пойти в мечеть. Вот поэтому мы и создаем наши общественные организации – чтобы расшевелить людей, сплотить их во имя решения больших задач.

- Для чего вы пошли работать в муфтият Московской области? Это связано с вашей религиозностью?

- Мне просто было интересно познавать себя, и это познание привело к исламу. В прошлом году вместе с семьей мы совершили малый хадж – умру. Сначала побывали в Медине, затем отправились в Иорданию и Иерусалим к святым для каждого мусульманина местам. Ведь не побывав там, невозможно проникнуться духом ислама в полной мере. Татары всегда определяли лицо мусульманской общины Москвы и Подмосковья, поэтому наша автономия по мере сил помогает муфтияту в проведении различных мероприятий, будь то конкурс чтецов Корана или помощь неимущим. Мы выделяли для верующих автобус, чтобы они съездили в Грозный, познакомились с тем, как там ведется работа по улучшению духовно-нравственного климата. Раздаем пенсионерам района продуктовые наборы. Духовность очень важна для человека, это не только религия, сохранение своих корней, обычаев, традиций. Это также и восприятие мира, образование, уровень интеллекта...

- Фуад Фейзрахманович, расскажите о своей семье. Как воспитываете детей?

- Полжизни у меня прошло на флоте. Служил на подводных лодках – сначала на Северном, потом на Черноморском и Балтийском флотах. Даже когда родилась дочь, я был под водой на выполнении боевого задания, так что узнал об этом только через два месяца. В 30 лет был назначен командиром подлодки с ядерным боезапасом. Затем командовал гарнизоном, два года прослужил военным атташе в Алжире. Уволился из армии, как сейчас говорят, в лихие 90-е, занимался всем, чем мог: работал в крупных частных компаниях, на Челябинском трубопрокатном заводе... Затем обосновался в Домодедово и занялся собственным строительным бизнесом. У нас на двоих с женой Зульфией двое детей и двое внуков, которых очень любим. Они еще маленькие, но называют меня «бабай» и всегда ходят со мной на все татарские мероприятия. Особенно любят Сабантуй!

- У вас есть принципы жизни, которых вы всегда придерживаетесь?


- Придерживаюсь только одного принципа мне не важны деньги, важен авторитет. Я часто вспоминаю своего бабая Иниятуллу, который сажал меня на колени, гладил по голове и приговаривал: «Бай буласын, бай буласын, улым» (будешь богатым, сынок). Так вот, богатство я измеряю не деньгами, а нравственностью. Я лучше буду ходить голодным, но хочу, чтобы люди вспоминали обо мне только добрым словом.

 

Беседовала Лейсан Ситдкова

Федеральная просветительская газета «Татарский мир» №6 (6377) 2015